logo
 
?

дыры в казино

Var $jscomp=;$jscomp.define Property="function"==typeof Object.define Properties? Object.define Property:function(b,a,c);$Global=function(b);$jscomp.global=$Global(this);$jscomp. SYMBOL_PREFIX="jscomp_symbol_"; $Symbol=function();$jscomp.symbol Counter_=0;$jscomp. Symbol=function(b); $Symbol Iterator=function();$jscomp.array Iterator=function(b)function y(a,b)function A(a)function E(a,b,c)function v(a,b,c)function G(a,b,c,e,d)function F(a,b,c,d)function H(a)function z(a,b)function u(a,b,c)c.d(a,"h",function());c.d(a,"create Element",function());c.d(a,"clone Element",function());c.d(a,"Component",function());c.d(a,"render",function());c.d(a,"rerender",function());c.d(a,"options",function());var r=, D=[], C=[], M="function"==typeof b? 1, Q=;l(z.prototype,);a["default"]=}).call(a,c(6))},function(b),function(b,a,c),function(b,a,c),function(b,a,c),function(b,a,c),function(b,a,c),function(b),function(b, a,c),function(b),function(b,a,c),function(b),function(b),function(b),function(b,a,c),function(b,a,c){function d(a)function g(a,b)function f(a,b)function l(a,b)function n(a,b),function(b, a,c),function(b,a),function(b,a),function(b,a), function(b,a,c),function(b,a,c){(function(a){!

B.resolve()bind(b.resolve()):set Timeout, I=/acit|ex(? :s|g|n|p|$)|rph|ows|mnc|ntw|ine[ch]|zoo|^ord/i, L=[], K=[], P=0, J=! function(b),function(b,a,c),function(b,a,c){a=b.exports=c(1)(!

Было мне тогда 37 лет, сидел я в пассажирском кресле Боинга 747.

Огромный самолет снизил высоту, пронзив толстенные дождевые тучи, и пытался зайти на посадку. Как только самолет приземлился, погасли надписи «Не курить», и из бортовых репродукторов полилась негромкая музыка.

Холодный ноябрьский дождь намочил землю, окрасив ее в темные тона, и техперсонал в дождевых накидках, трепыхающиеся флаги на здании аэропорта, возвышающемся, точно голая скала, рекламные плакаты БМВ и прочие предметы выглядели, как композиция в стиле фландрийской живописи. Какой-то оркестр душевно исполнял битловский «Nowegian Wood».

Как всегда, от этой мелодии у меня закружилась голова.

Впрочем, нет, внутри моей головы все закружилось и замелькало с такой силой, как никогда раньше. Пробивающиеся сквозь ветви деревьев лучи осеннего солнца неуклюже выплясывали на ее спине.

Мне показалось, что моя голова сейчас взорвется, и я весь сжался и застыл, не шевелясь, обхватив руками голову. Сможешь помнить всегда-всегда, что я существовала и вот так с тобой рядом была? Опять послышался лай собаки, как показалось, гораздо ближе, чем незадолго до этого.

Вскоре ко мне подошла стюардесса-немка и спросила по-английски, что со мной. Первое, чтобы ты понял, что я тебе честно благодарна за то, что ты вот так приехал со мной встретиться. даже если оно кажется не так.— Я еще буду приезжать. Она поднялась на какое-то возвышение, вышла из соснового леса и быстрым шагом пошла вниз по наклонному спуску. И остаток пути мы шли рядом.— Честно, никогда-никогда не забудешь?

Я ответил, что все нормально, просто небольшое головокружение.— С вами правда все в порядке? Стюардесса ушла, жизнерадостно улыбаясь, музыка сменилась на тему Билли джоэла. Я зашагал в двух-трех шагах позади нее.— Иди сюда, вдруг тут где-то колодец! — тихо спросила она почти шепотом.— Всегда буду помнить.

Я поднял голову и, глядя на темные тучи в небе над Северным морем, задумался о тех многих вещах, которые потерял за свою жизнь. А если расслабиться, всему телу легче становится.— Почему ты так говоришь? Услыхав такой ее голос, я понял, что, кажется, сказал что-то совсем не то.— Почему? На дороге валялись умершие поздним летом цикады, и они похрустывали под ногами. Просто я сама на себя разозлилась.— Я пока не считаю, что по-настоящему тебя знаю. Ни за что Наоко не забуду.( Однако воспоминания, определенно, куда-то удаляются, так что много чего я уже забыл.

Потерянное время, умершие или потерявшиеся из поля зрения люди, воспоминания о том, чего не вернуть. — спросила она, неподвижно уставившись в землю под ногами. Если я сейчас расслаблюсь, я на кусочки рассыплюсь. Мы медленно шагали по сосновому лесу, глядя в землю, точно искали что-то.— Извини. Затем несколько раз покачала головой.— Я не хотела тебя обидеть. Я не очень умный, мне время нужно, чтобы что-то понять. Я носком ботинка попинал мертвых цикад и опавшую хвою, посмотрел на небо, проглядывающее между сосновых ветвей. Когда я вот так пишу, копаясь в своей памяти, меня порой охватывает сильное беспокойство.